?

Log in

No account? Create an account
Первое интервью Надежды Савченко на свободе Путин помиловал Савченко



для пущей жалости,чтобы не заметили жирной задницы(от голодовки)вышла из самолета босиком!





У Тимошенко букет не взяла! И это у руководителя своей фракции!



Подробно тут:

http://comments.ua/life/546129-otoydite-tri-metra-savchenko.html
https://cont.ws/post/270011?_utl_t=lj Элита вместо аристократии | Блог Ора | КОНТ

Недавно мы вернулись из очередного своего путешествия - а потом я повстречала чей-то пост про то, что нужно срочно уезжать в «нормальную» страну. Что здесь человека недокармливают, недопаивают (хорошим вином и коньяком), недопризнают, не допутешествуют и вообще им не доплачивают. А там уж все будет цивилизовано.


Я не понимаю в какую «нормальную» страну все эти ненормальные люди собрались - ну, которых недокармливают?

Конечно, путешествовать это очень хорошо. Особенно хорошо путешествовать, уезжая на 2-3 недели. Еще лучше, если уезжать на месяц-два - и совсем хорошо уезжать куда-нибудь пожить и поучиться.

И не потому что ты такой в модных шмотках, с красивыми картинками в Инстаграме и неведомыми баночками в косметичке, а потому, что это дает тебе шансы развивать своё мироощущение.

Но при этом стоит знать следующее.

- Если вы живёте в Германии, то всю неделю собираете купоны на лучшие предложения от супермаркектов. Даже, если вы "хорошо обеспеченная семья". Потому что обеспеченность вашей семьи - это соблюдение бюджета, а бюджет = ваши купоны.

Нет, вы не тратите в «Азбуке вкуса» больше, чем на маму или на то, чтобы отложить деньги на будущее, будучи уверенными, что акции для нищебродов и старушек-кошатниц. Вы аккуратно анализируете предложения и собираете купоны.

- Если вы живете в Германии и собираетесь в отпуск - вы выбираете средний отель, в котором всё включено. Завтрак, обед и ужин. Это если вы с семьей. Если без семьи - то вы выбираете хостелы. Нет, вы не выписываете в гаджет рестораны со звездами Мишлена и не рассматриваете на Букинге отели о пяти звездах c оценками от 8,9. Не тратите на еду больше, чем на отель. Вы выбираете что-то за вменяемые деньги с вменяемым качеством.

- Если вы живете в Германии, вы не принимаете ванны и горячий душ "длиною в жизнь". Просто потому, что это дорого. Нет, «дорого» - это не то, к чему вы привыкли в Москве. Дорого = нельзя.

- Если вы живете в Германии вы платите налоги. Очень большие налоги. Нет, вы не платите их так, как в Москве - когда работодатель заплатил по факту заработной платы, а больше вы «ничего и никому не должны». И потому можно "вот здесь фриланс" и "здесь вот фриланс", а денюжку за фриланс на «Яндекс-Денькги» или на карточку с пометкой «Подарок».

Вы платите со всех своих доходов. А если не платите, то у вас есть все шансы ближайшие несколько лет заниматься «фрилансом» на государство.. в тюрьме. Правда это будет не то, чтобы креативная работа.

- Если вы живете в Германии, то после 10 вечера вы ведете себя тихо. Да, и в день рождения и да, в ремонт. Просто потому, что если ты не ведешь себя так, чтобы не докучать соседям, ты переезжаешь. В полицию. И паркуешься ты тоже правильно. Нет, не в подъезд, не на тротуар, потому что в твоей голове "какие-то гады не позаботились" о твоей парковке, не на клумбу (не-дай-тебе-Боже припарковаться на чью-ту клумбу), а правильно - вдоль меточек и разметочек.

Если же ты решил, что все-таки будешь парковаться в двери соседям, то ты снова переезжаешь. Нет, ты не получаешь штраф, который никогда не оплатишь. Ты со своей машиной переезжаешь в полицию, где при должной регулярности начинаешь заниматься «фрилансом» на государство.

- Ты живешь во Франции и вдруг зимой в комнате решил, что тебе холодно? Ты уверен - в квартире должно быть тепло, поэтому пойдешь говорить об этом с домовладельцем. Ты услышишь: «Конечно холодно, зима, если ты не заметил, оденься потеплее». И так будет не только во Франции. Потому что тепло - это дорого, а дорого = нельзя.

А если делать всё, что дорого, у тебя никогда не будет обеспеченной старости. Да-да, той самой, которой мы любим тыкать в своей стране. Вот той самой обеспеченной старостью, которая обеспечивается в молодости купонами на скидки и счетами за отопление.

- Если вы живете во Франции, Германии и Италии, вы покупаете только сезонные продукты и только своего региона. Потому что это логично. Потому что нет смысла требовать спелых помидоров в январе. Потому что помидоры в январе в вашем регионе не растут, а те, что не из вашего - это дорого. Нет, никому не будут понятны ваши страдания по еде - потому что в них нет никакой логики.

В Южном Тироле в Италии, В Австрии, В Германии основные блюда будут из картошки и мяса, потому что у них очень хорошо с картошкой и мясом. Вы найдете один вид бри и два вида пармезана в супермаркете. Каждый регион (нет, не страна, РЕГИОН!) ест свое мясо, свой сыр, свои овощи. И пьёт свое вино. То, что растет и делается вот прямо вот здесь. Если не растет и не делается - не ест и не пьет. Никому в голову не придет впадать в истерику от того, что в Лигурии нет вина из Венетто. Просто потому, что это не имеет никакой логики.

Более того, есть такое очень даже агрессивное явление, как сырный патриотизм, винный патриотизм и прочий гастронационализм. Скорее впадут в истерику, если будет наоборот.

- Если вы живете во Франции в вашей ванной спокойно вместе с вами будет жить черная плесень. Конечно, вы знаете, что черная плесень поражает легкие, но выводить плесень это слишком дорого, а все, что дорого, глупая трата денег. А придется ли выводить плесень из ваших легких - это ещё вилами по воде писано. Так что живете себе спокойно.

- В любом городе Европы вы будете платить за парковку. Нет, не так как в Москве, прикупив дорогу тачку и прикрыв листиком-снежком пару цифр. Вы будете платить много. И парковку будете искать часами. И В США тоже. Потому что, если не можете платить за парковку, нечего покупать машину - это не логично.

И да, покупать дорогие машины, особенно, если вы во Франции, абсолютно не логично. И те, которые кушают много бензина тоже не логично. В машине главное, чтобы она могла ездить и возить.

- В большинстве городов мира все работает по часам. В Европе с 9 до 12 и с 15 до 19. Пообедать можно только с 12 до 14, а поужинать с 19. И да, можете хоть обораться "в выходные я просыпаюсь в 12 и в этом тупом городе негде позавтракать" - но никто этого не поймет. Потому что есть уклад, есть профсоюзы и есть логика, которая с вашими капризами и загулами никак не стыкуется. Содержать такого как вы слишком дорого и вообще не нормально.

- Про путешествия. Более 80 процентов американце никогда не выезжали за пределы своего штата. Путешествие раз в жизни во Францию считается событием. Большинство итальянцев, французов не путешествуют никогда. Швейцарские семьи предпочитают проводить зимние каникулы в Австрии, немецкие - в Италии. Потому что все остальное дорого. Так дорого, что вообще не подъёмно.

Есть еще куча всего, из того, что люди в "уивилизованных" странах считают нормой, на чем основывается их нормальная жизнь. Чаще всего это все связано с четким осознанием своих действий, ценности денег, планированием, законопослушанием, привязанностью к своей стране, земле, кухне.

Тут же я вижу людей, которые были взрощенны на дорогой нефти и на каждом углу эту нефть проклянающих. Точнее не так. Возмущающихся, что при такой нефти, им могли бы дать и побольше.

Рассуждающих о каком-то неведомом «среднем классе», который в их картине мира кутается в соболя, кушает устрицы. Ну или хотя бы работает 4 месяца в году и разъезжает на многомиллионных машинах с гаджетами последних поколений, в джинсах за 300 евро.

При этом «средний класс» в нормальных странах живет так, как я перечислила выше.

Мне еще вот что интересно - что бывает, когда эти «классные» люди, со своими жизненными ожиданиями все-таки переезжают в Европу, где для многих 1000 евро дохода чистыми, после налогов - это много? Есть же те, кто наконец-то переходит от причитаний в социальных сетях и переезжают! Но не так, чтобы зарабатывать в «проклятой Москве», на ее «проклятых нефтяных деньгах» и ее «ненормальных русских» и жить в ЕС, а по-настоящему?

Поддерживают их "нормальные люди" в том, как им надо платить, за что, как кормить-поить? А?

Олеся Бессонова

http://www.politonline.ru/provocation/22884936.html
«Мы захвачены чепухой и безумием»
Схиархимандрит Иоаким (Парр) о миссии и монашестве в мегаполисе




В один из своих приездов в Москву схиархимандрит Иоаким (Парр), знакомый русскоязычному читателю по своим книгам и публикациям в интернете, посетил Сретенский монастырь, где провел беседу с братией и студентами Сретенской духовной семинарии. Возглавляемый отцом Иоакимом монастырь преподобной Марии Египетской находится в крупнейшем городе Соединенных Штатов – Нью-Йорке, и потому такими ценными оказались для участников встречи размышления и советы отца Иоакима касательно устроения христианской и монашеской жизни в современном мегаполисе.

Схиархимандрит Иоаким (Парр) Схиархимандрит Иоаким (Парр)

Мы захвачены в плен миром


Позвольте мне поделиться с вами своими мыслями и наблюдениями. Возможно, многое из того, что я скажу, не будет для вас новым. Мой духовный отец мне говорил: «Отче, я не скажу тебе ничего нового – я просто напомню тебе те вещи, о которых ты позабыл». Катастрофа, беда всей нашей духовной жизни обычно не в том, что мы чего-то не слышали или чему-то не научились, а в том, что мы слышали, учили, но позабыли.

Каждый из сидящих здесь, я думаю, должен знать, что кроме Христа нет абсолютно ничего на этой земле, что имеет какую-либо ценность само по себе. А мы потеряны в разной чепухе и бессмыслице.

Перед тем как попросить владыку о разрешении основать братство, я размышлял о том, как жить монашеской жизнью в центре Нью-Йорка. Этот город имеет пять районов, в нем проживает примерно 9 миллионов человек. А пригородные районы вмещают еще около 20 миллионов. Никогда не бывает тишины, везде полно народу, везде хаос, и куда бы ты ни обратился, везде тебя осаждают ценности этого мира.

Но я решил, что с помощью моего духовного отца должен основать монастырь, который будет заниматься собственно монашеским деланием. Это делание – служение ближнему, служение бедным. Я не видел никакого оправдания тому, что монах, проживающий в центре города, живет без свидетельства о Христе. Почему мы здесь? Почему мы живем в самом центре зла? Господь говорит нам: «Будьте в мире». И мы должны быть в мире, свидетельствовать ему о пути спасения. Но мы впустую тратим нашу жизнь. Почему? Если прямо сейчас, в этот самый момент произойдет взрыв и мы все умрем, готовы ли мы предстать перед Богом, показать Ему свою жизнь и сказать: «Вот что я сделал со своей жизнью»? Готовы ли мы к Царствию Божию?

“Ваше сердце принадлежит Мне”, – говорит Бог. А что в нашем сердце? Похоть, ненависть, гордость

Как вы думаете, кто-нибудь из нас хотя бы приблизится к вратам Царствия? Я так не думаю. И вот по какой причине: вы не должны хотеть любить Бога, не должны пытаться захотеть полюбить Его, а должны любить Его всем помышлением. А где ваше помышление? Ваше помышление занято всяким безумием, чепухой, мусором, которые проходят через ваше сознание сутки напролет. Надо делать какую-то глупую работу… Музыка лезет в уши… Осуждение, гнев, похоть, самоугождение – в мысли… А Господь говорит: «Вы должны посвятить свои мысли Мне». «Ваше сердце принадлежит Мне», – говорит Бог, Которого мы должны возлюбить всем сердцем. А что в нашем сердце? – Похоть, ненависть – все то, что мы туда помещали. И конечно, там нет Бога, если там есть гордость. Вот давайте об этом подумаем: это ли любовь от всего помышления? – Нет! Это ли любовь всем сердцем? – Нет! «Возлюби Господа Бога твоего всею душою твоею» – а мы задаемся вопросом, есть ли Бог вообще. «Всею крепостию твоею» – а мы говорим себе: «я сегодня устал», «я не могу больше молиться», «мне нужно было по состоянию здоровья уйти со службы»…

Я был впечатлен красотой ваших богослужений. И был огорчен недостатком молитвы: в церкви были разговоры, смех, толкотня, замечания, передача записок. И я спросил: а есть ли в храме такое место, где я могу помолиться без всякого отвлечения? Я проходил через правый придел рядом с алтарем: идет служба! Господь Бог прославляется на этом богослужении! А люди улыбаются, смеются, копаются в телефонах, посылают смс-ки. А когда я проходил мимо колокольни, услышал, как одна группа довольно громко обсуждает другую. На улице, на территории обители, много людей занимается самыми разными вещами. Вот что происходит! Я не осудил, но я был очень опечален.


Нью-Йорк Нью-Йорк

Владыка сказал: “Иди сюда, отец. Дай мне твой телефон”. Потом подошел к окну и выбросил телефон

Мы потреблены, захвачены ценностями этого мира! Я вижу, как некоторые из вас все время заняты телефоном. И мне вспомнилось, как поступил один «дикий» епископ в Америке. Он служил в соборе, священники стояли вокруг Престола. И у одного батюшки в кармане зазвонил телефон. Он хотел его отключить, но настолько уже стал зависеть от телефона, что должен был сначала посмотреть, кто звонит, прежде чем отключить. Он стоял у Престола Божия и был озабочен глупым телефоном! Владыка сказал: «Иди сюда, отец. Дай мне твой телефон». Потом подошел к окну и выбросил телефон из алтаря. Тут все принялись выключать свои телефоны – никто не хотел быть следующим.

Если бы мы побывали в хлеву у коров, то даже если бы потом очень тщательно вычистили обувь, чтобы на ней не осталось навоза, люди бы все равно поняли, что мы заходили в хлев. Как? По запаху, который исходил бы от нас. Вы – в миру, и вы пахнете, как мир. Потому что это – ваша система ценностей.

Мы должны измениться, отдавая свою любовь Богу. Есть ли Он для нас? Ищем ли мы Его? Хотим ли знать, как Он выглядит? Хотим Его увидеть? Я бы хотел. Я не хочу слышать о Нем, не хочу лекций по богословию, на которых мне рассказывают о Нем. Знать, что Господь – это какая-то интеллектуальная идея, мне неинтересно. Мне интересно знать, Кто Он, мне интересны взаимоотношения с Ним. Вы знаете, кто Он? Если нет, то – что мы тогда делаем?

Я много чем хотел бы поделиться с вами. Но, прежде всего, я бы хотел поделиться как брат. Потому что единственное, в чем я являюсь экспертом, – это в совершении греха. Наверное, это нас объединяет.

Там, где Господь




Братство монастыря прп. Марии Египетской, Нью-Йорк Братство монастыря прп. Марии Египетской, Нью-Йорк

Как мы находим Бога, как мы меняемся, как мы приносим Господа в город? Мы делаем это, находясь в миру, но не будучи от мира. Когда я впервые увидел здание, которое мы получили для братства, оно было без крыши, окна забиты досками, не было электричества, отопления, водопровода, кругом шныряли крысы, все было в грязи. Я переехал туда и сказал: «Господи, если Тебя здесь нет, то я тут ничего сделать не смогу». Но Он был там. И я начал собирать людей с улиц, потому что понял: единственное, что я могу сделать для оправдания своего пребывания в городе, – это послужить городу. Не в согласии со стандартами города, а в согласии со Святым Евангелием. И я начал собирать бездомных.

Мы жили в одной комнате на первом этаже, без отопления, электричества, воды – было интересно

Мы жили в одной комнате на первом этаже, без отопления, электричества, воды – было интересно. Когда пришла первая зима, нам было очень холодно. Я брал всех, кто нуждался в приюте: наркоманов, алкоголиков, тех, кто освободился из тюрьмы, проституток, больных СПИДом. Я не спрашивал, не выяснял, кто они, я говорил: «Войдите». У нас была одна комната: женщины жили в одном углу, мужчины в другом.

Но вы знаете, что мир любит атаковать, когда видит усилия, направленные ко Христу.

Позвонил епископ – у нас не было телефона, и он позвонил знакомому и сказал, чтобы тот передал мне, – и попросил меня зайти к нему. Я пришел. Епископ сказал мне: «Ты не можешь жить там». Я спросил: «Почему?» – «Потому что ты смущаешь людей тем, что делаешь». – «Чем?» – «У тебя вместе живут мужчины и женщины. А какой ты тогда монах, если живешь в одном помещении с женщинами? Ты можешь проводить там весь день, можешь там работать, но вечером возвращайся в Синод». Я этого понять не мог, но подчинился.

В городе у меня был друг, которого я знал еще до того, как стал православным. Он владел зданием примерно в 15 кварталах от того места, где был наш дом. Он услышал о том, что я больше не могу там жить, и сказал: «Вот квартира тебе здесь. Она ближе к вашему дому, чем Синод».

Я не мог понять и реакции моих братьев-священников. Митрополит попросил меня прийти к нему. Он спросил: «Отец, ты чистый?» Я сказал: «Нет, я грешный». Он говорит: «Нет, я не это имею в виду. Ты здоров?» – «Не знаю, мне кажется, что да». – «Твои братья-священники озабочены». – «Хорошо, что они за меня беспокоятся! А я даже не знал, в курсе ли они, чем я занимаюсь». Он говорит: «Нет, я не о том. Мы знаем, что ты берешь людей со СПИДом. Отцы не хотят причащаться с тобой из одной Чаши. Они боятся заболеть. И они ходатайствовали, чтобы я попросил тебя причащаться последним». И я подумал: где же мы находимся? что же происходит?

На следующей неделе я пошел на богослужение. Был прекрасный епископ: старый, очень духовно собранный. Увидев меня, он подбежал ко мне и совершил передо мной земной поклон. Мне показалось, что он меня с кем-то перепутал, и я сказал: «Владыка, встаньте». Он ответил: «Я хочу облобызать твои ноги». – «Мои ноги? Почему?» – «Потому что ты лобызаешь ноги Христовы, заботясь о бедных, а мы этого не делаем».

Зачем уходить?




Схиархимандрит Иоаким (Парр) Схиархимандрит Иоаким (Парр)
Мы не должны жить, убегая от города. Но мы не можем жить ценностями, которыми живет город. Если вы живете ими, вы умрете вместе с ними.

Когда мы в нашем первом монастыре жили в городе и мужчины стали приходить и присоединяться к монашеской братии, я сказал, что замок у нас есть только снаружи, внутри его нет: «Вы можете уйти в любое время. Если есть что-то такое, чего вы возжелали за пределами обители, идите. Вы должны оставить мир, потому что если вы принесете мир сюда, внутрь, вы уничтожите то, что есть и здесь, и там. Ничего не сохранится, ничто не будет спасено».

Господь готов спасать город ради одного праведника – мы можем спасать Церковь и мир через святых людей. Хотите быть святыми? Многие говорят: «Святость не для меня, я не святой». Мы настолько зависимы от страстей! Страсть – это повторение грехов, грехи становятся цепями, и так мы порабощаемся ими. Мы стали рабами этого мира. И если его не оставить, то мы умрем с этим. Вы оставили его? Желаете ли вы всей душой Господа? Господь говорит: «Ищите прежде Царствия Божия, и все остальное приложится вам». Очень трудно смотреть на людей, у которых нет огня внутри. Когда ты приходишь к людям, которые называют себя христианами, и не видишь в них горения, стремления ко Христу, это выглядит, как похоронное бюро: все ожидают погребений. Каков признак присутствия Духа Святого? – Радость! Я хотел, чтобы вы посмотрели на себя. Страшно! Страшное собрание! Где ваша радость?

Расскажу об одной поездке. Сколько помню себя, я никогда не ходил без подрясника. В нашем братстве мы даже иногда и спим в подрясниках. Всё время в них. Так вот, когда я жил еще в Нью-Йорке, раз в 11 вечера мне позвонил епископ и сказал, что один человек умирает в больнице в Бронксе, в довольно сыром районе города, и попросил пойти туда и причастить его. Ехать нужно было на нескольких электричках. Полтора часа дороги. Я приехал в больницу, поговорил с человеком, исповедовал и причастил его. На обратном пути – это было уже после 1 часа ночи – я снова сел в поезд. В вагоне с каждой стороны по три двери. На первой станции никто не зашел, я был единственный пассажир; на второй – то же самое. На третьей же в другой конец вагона зашел мужчина. Вошел – и смотрит через весь вагон на меня. Смотрит очень внимательно. И я подумал: «Господи, это, наверное, моя ночь». Он направился ко мне, подошел, наклонился, продолжая пристально смотреть. И говорит:

– Что это еще такое?

– Что ты имеешь в виду?

– Почему ты так одет?

– Я священник, – говорю.

– Что за священник еще?

– Православный.

– Иудей, что ли?

– Нет, христианин.

– А-а-а, понятно. Я был католиком, но больше я не католик.

– Почему же?

– Я не верю в эти вещи.

– Во что конкретно ты не веришь?

– В нашей католической церкви священник говорил нам, что он молится над хлебом и над вином, и хлеб и вино становятся Телом и Кровью Христовыми. Я в это не верю. Никто в это не верит. А сам-то ты веришь?

Я говорю:

– Да.

– Но люди не верят!

– Верят!

Он говорит:

– Значит, они никогда не уходят домой.

– О чем ты?

– Твои прихожане никогда не уходят домой!

– Не понимаю, о чем ты говоришь…

Тогда он мне сказал:

– Ты мне говоришь, что хлеб и вино становятся Телом и Кровью Христа. Значит, Христос там, так?

– Так.

– Тогда зачем они уходят домой? По какой причине? Если Христос вот тут, то – зачем уходить? А у людей есть дома, дети, работа, другие заботы какие-то – они и уходят. Значит, вы не веруете.

Сретенский монастырь.

Евхаристический канон Сретенский монастырь. Евхаристический канон

А вы веруете? Мы говорим только, что верим. Бог говорит нам: «Что вы сделали меньшим вашим братьям и сестрам, вы сделали Мне». Как мы будем стоять лицом к лицу перед Богом в Судный день? Как мы относились друг к другу, к незнакомцам, к потерянным людям? Я спросил одного из ваших священников о правилах и ограничениях для семинаристов: «Могут ли воспитанники уйти в субботу после всенощной?» Он ответил: «В общем-то нет. Нужно оставаться в семинарии. Некоторые только ходят к ближайшей станции метро, чтобы повидать своих девушек». Вы – сумасшедшие. Провести вечер на всенощной, отдавая свою жизнь Богу, – ваша душа уже готова принять Тайны на Литургии, а ваша кровь кипит какой-то женщиной! Вы что, сумасшедшие? Да, сумасшедшие. Вы принадлежите миру.

Повторюсь: единственный способ выжить, прожить в городе, быть в миру, но быть не от мира – не иметь ценностей мира. Не привносить эти ценности мира в семинарию, в монастырь и даже не заботиться о них.

Духовник мне сказал, когда мы только начали нашу общину и к нам стали приходить мужчины, желающие принять монашество: «Не доверяй никому, доверяй только Богу. И не пытайся угождать кому-нибудь, кроме Бога. Каждого люби, никого не суди, а Господь о тебе позаботится». У нас действительно ничего не было – я и сейчас пытаюсь удерживать братство от заботы о вещественном. Люди спрашивают: «Отец, что тебе нужно для монастыря?» Я отвечаю: «То, в чем мы действительно нуждаемся, вы нам дать не можете. Нам нужно спасение». – «Я понимаю, но надо-то что тебе?» – «Ничего не надо». – «Но я бы хотел помочь!» Я говорю: «Тогда придите и посмотрите сами. Что захотите дать, то и дайте. Мы ничего не ожидаем от вас». Люди всегда приходят, они очень щедры.

Ужин есть. Веры – нет


Наш митрополит настоял на том, чтобы в нашем братстве не находились бездомные, – он сказал, что для монахов это неприемлемо. Мы помогали людям в течение всего дня, но на ночь они должны были уходить. И мы получали иногда консервы, чтобы раздавать их людям, которые приходят к дверям обители. И вот получилось так, что у нас продуктов уже почти не осталось, а из денег только 2 доллара 57 центов – билет на электричку. В дверь позвонили. Брат спустился, открыл дверь, потом говорит: «Отец, тут одна женщина стоит. Говорит, что приехали ее внуки. А дочь находится в реабилитационном центре для наркоманов. У нее нет денег, чтобы даже накормить детей». Я ему сказал: «Отдай то, что у нас есть». – «Но у нас же нет почти ничего!» – «Вот это почти ничего и отдай!» Он не хотел отдавать: «А мы-то что будем делать?» Я говорю: «Не беспокойся об этом – это Господу надо. Отдай ей, что есть». Он наполнил сумку продуктами, отдал женщине. Прекрасный человек, но пока еще не там, не на Небесах. Что-то он все-таки отложил в сторону – на всякий случай. Я это увидел, спросил: «Что это там в стороне лежит?» Он говорит: «Я не заметил». Тогда и это тоже отдали женщине – она все взяла, а брат очень расстроился. Он был полноватый, беспокоился за количество калорий. Я ему говорю: «Не беспокойся, давай помолимся, и Господь нам поможет».

Во время вечерни опять зазвонил звонок – а на богослужениях у нас двери всегда заперты. Кто-то звонил долго, настойчиво. Меня спрашивают: «Может, все-таки открыть?» Я говорю: «Нет. Если им нужно, они подождут, если нет – уйдут». После вечерни я сказал, чтобы посмотрели, кто звонил. Мне ответили, что там уже, наверное, никого нет: 15 минут назад последний раз звонили. Брат спускается – внизу у двери ждет женщина. Она говорит: «А я думала, что никого нет дома». Он ей объяснил, почему дверь бывает закрытой. Она: «Я должна увидеть священника по имени Иоаким». – «Отец наверху, подожди здесь».

У нее был большой конверт, она мне его передала. “Как вас зовут?” – спросил я. – “Грешница”, – ответила она

Я спустился к ней. Она сказала, что у нее есть что-то для меня. Отправлено священником. А дело вот в чем. Их было две сестры, она была старшей и свою младшую никогда не любила. Их мать, умирая, назначила старшую душеприказчиком. Младшей сестре по завещанию полагалась большая доля, но старшая наследство поделила пополам. С какого-то времени это стало ее мучить. Но сестра умерла, уже ничего исправить нельзя. И священник, к которому эта женщина обратилась, сказал ей: «Всё, что ты украла у своей сестры, отдай священнику, который помогает в городе бедным. Вот бедным и отдай». У нее был большой конверт, она мне его передала. «Как вас зовут?» – спросил я. – «Грешница», – ответила она. Я был очень тронут ее ответом. Она ушла.

Я открыл конверт – там было 10 000 долларов. Я говорю: «Отец, вот твой ужин. Ужин у тебя есть, а веры нет».

Цепи одиночества и самолюбия



Схиархимандрит Иоаким (Парр) Схиархимандрит Иоаким (Парр)

Что должны делать монашествующие? Они должны искать Христа везде. Мы должны быть заинтересованы только в том, чтобы быть вместе с Богом и угождать Ему. А ведь мы ведем себя не так. В сутках – 24 часа. Сколько часов из этого времени мы проводим с Господом? Совсем немного. Тогда – что же мы ожидаем получить? Если бы я нанял вас на какую-либо работу и вы бы всего семь минут посвящали ей, я бы сразу указал вам на дверь. Мы не отдаем Господу почти ничего от нашей жизни. И даже тогда, когда мы на богослужении, мы находимся где-то в другом месте! Монашествующие, люди, стремящиеся быть христианами, должны искать Господа. Монашеская жизнь не значит ничего, это – путь к концу. А желаемое, чаемое окончание пути – это Бог. А мы этого не понимаем. Мы одеты в эту одежду, мы делаем странные вещи, живем с людьми и проводим все время, думая только о себе. Мы захвачены чепухой, безумием. Пишем, учимся, зарабатываем и т.д. – почему? Потому что, как сказал тот человек в поезде, «Вы не верите!» Если бы верили, то поступали бы по вере!

Куда мы торопимся, к какому делу? Скажите мне: куда мы спешим, куда торопимся и почему? Мы торопимся угождать себе. Мы не освободились от мира. Мы в цепях. Послушание – это единственная настоящая свобода, потому что это свобода от себя. Единственный, кто откажет вам в спасении, единственный, кто может уничтожить вашу душу, – это вы. И вы порабощены своим страстям. Если вы их не убьете, они убьют вас. Если вы не умрете, прежде чем вы умрете, вы умрете в момент смерти.

Продолжайте выбегать из монастыря! Бегите в город! Но – для того, чтобы послужить

Что мы делаем в городе? Что нам делать? Продолжайте выбегать из монастыря! Бегите в город! Но! Для того чтобы послужить. Найдите горького пьяницу на улице. Самое большое заболевание нашего общества – это не алкоголизм, не сексуальные извращения, не наркомания, не жадность, не материализм, не секуляризм, а – одиночество!

Мы убиваем мир

Мы ответственны за этот мир – мы должны быть присутствием Христа в этом мире, раз мы крещены. Мир умирает, а мы его убиваем, потому что у нас есть Истина, есть Христос, но мы в это не веруем, а раз так, то и люди не видят Христа в мире.

Почему город болен? А он болен. В Санкт-Петербурге мне встретилась большая группа людей, и я сказал им: «Ваш город умирает». Один мужчина очень на это обиделся. «Почему вы говорите, что Санкт-Петербург умирает? – сказал он. – Мы не умираем!» Я ответил: «Какое у вас население в городе?» – «Плюс-минус пять миллионов». – «Сколько людей из этих миллионов знают Христа? Сколько людей следует Евангелию? Сколько людей ходит в храмы?» Он ответил: «Очень мало». Я сказал: «Если из пяти миллионов человек только один процент ест, а все остальные при этом голодают, скажете ли вы, что это общество здорово?» – «Нет».

Что нам делать, живя в городе? Как мы можем быть спасены? Начнем с изменения – с возжелания Господа больше всего другого. Меня интересует, как часто в течение дня, когда появляется время между уроками – пять, десять, пятнадцать минут – вы спешите в храм побыть с Господом, поблагодарить Его за то, что Он вам дал? Могу поспорить, что церковь между богослужениями пустует! Вас – 200 человек, плюс 40 постоянно проживающих в монастыре. А храм пустует. Потому что молитва не стала нашей жизнью. Молитва – это осознанное ощущение присутствия Божия. Он всегда здесь, Он никогда не покидает вас. Он постоянен, верен и любящий. А мы – непостоянны, неверны и не любящие. Что поменяет вас, так это любовь.

(Продолжение следует.)

Схиархимандрит Иоаким (Парр)

26 января 2016 г.http://www.pravoslavie.ru/90014.html

ИСТЕРИКА

Оригинал взят у andrey_kuprikov в ИСТЕРИКА
Ну а как ещё назвать поднявшийся грязно-чернушно-порнушный визг в западных СМИ о том какой оказывается Путин демон, извращенец, педофил и ещё чёрте что. Немедленно встрепенулись сетевые генераторы дерьма, начиная от жулика-революционэра Навального и дрищеобразного Мюридки и заканчивая легионом дочерей офицеров, у которых не все так однозначно.

Похоже у запада аргументы закончились, Россия никак не хочет майданизироваться и к вящей радости общечеловеков саморасчленяться. Ни вынутое из заплесневелого ведра помойное дело Литвиненко, ни многочисленные вбросы о сдаче Новороссии, о предложении Асаду сдаться, ни наезд на Кадырова, ни просто озверелое очернение лично Путина, с изображением его исчадием ада никак не могут столкнуть непокорную Россию в кошмар бунта и гражданской войны.

А ведь очень хочется, очень надо, для запада это вопрос жизни и смерти, тут уже не до куртуазности и изысков, тут на карту поставлено всё.

Конечно, к существующей российской власти много вопросов и претензий. Но не эта ли система, не эти ли её персоналии появились, окрепли и заматерели в рамках западного консенсуса, более 20 лет являвшегося политической и экономической установкой для российских элит ?

Не в рамках ли этого консенсуса с западом расцвел класс олигархии, плутократии, компрадорщины и коллаборационизма, замешанного на колониальной логике освоения ресурсов пополам с махровой коррупцией и феодальными замашками ? Не это ли ублюдочное образование, по своему образу и подобию столько лет создавал и пестовал запад ? А выросший и окрепший мутант, увидевший дряхлеющего и распадающегося своего творца просто отказывается жертвовать собой ради его спасения.

Михаил Хазин по этому поводу дает весьма точное определение :

Дело в том, что "наезд" на Путина, по моему мнению, вызван не попытками стимулировать активность "антипутинской" группы в России, а совсем другими причинами. Мужество и готовность к риску у этой группы, как показала история с возвращением Путина на пост Президента России, находится на самом низком уровне, к заговорам или, тем более, к открытой борьбе они не очень способны.

Все рассказы о "демонизме" Путина на западе тоже относительны - все, кто хоть сколько-нибудь интересуется историей политики знает, что наркоторговлю в Британии "крышует" семья Виндзоров, еще со времен "опиумных" войн. Да и история с Дианой тоже, в общем, достаточно понятна. Интересно, кстати, может нашем следственному комитету написать соответствующий доклад? Или каким-нибудь оголтелым правозащитникам? В конце концов, Диана-то поинтереснее будет, чем профессиональный предатель, продажный наемник и торговец разными запрещенными предметами Литвиненко!

При этом ясное дело, что "их" народ ни за что не поверит в то, что Диана убита по приказу Елизаветы, я проверял это на разных наших людях, которые долго жили в Лондоне, у них на эту тему стоит жесткий блок. Я, правда, до конца не разобрался в природе этого блока, возможно, это просто глубокое понимание, что если на такую тему там говорить, то можно очень сильно пострадать.

Это как истерика сотрудников Ходорковского или Чубайса, когда в их присутствии начинали всерьез обсуждать таланты их начальников - они просто визжали, как свиньи в процессе убоя, чтобы не допустить, что в их присутствии кто-то критикует начальников - если донесут, можно же и места лишиться.

А в Англии донесут точно - хотя и это обсуждать "не принято", традиции стукачества там на порядок сильнее, чем у нас. Хотя если бы я был на месте Елизаветы (и, как подозреваю, не только я), то не колеблясь отдал бы соответствующий приказ. Потому что есть вещи, которые глава государства допускать не имеет права ни при каких обстоятельствах.

Проблема не в Путине, проблема в объективных проблемах собственно западной элиты. В ней образуется крайне опасный раскол, углубление которого грозит гибелью современному западному обществу. Мы при этом понимаем,что этот раскол преодолеть нельзя, он носит объективный характер. Но они-то этого не понимают, в рамках их языка эти причины описать нельзя, он глубоко табуированы.

А значит, нужно надеяться на лучшее и пытаться создать образ врага. Чем они и занимаются, сегодня - в виде Путина. Эффекта особого не будет (ну, кто-то испугается с Путиным встретиться, чем ухудшит свои стратегические перспективы, и только). Ну и у нас некоторые персонажи порадуются ...


К уже сказанному могу добавить одно, что все попытки привить российскому обществу западную логику рано или поздно должны были закончится полным её отторжением, стряхиванием с себя наросшей коросты англо-сакского мировоззрения и началом глубинных, тектонических движений в недрах общественного самосознания, толкающего его к возврату к базовым ценностям, тысячелетним устоям, возвращению на свой уже однажды выбранный путь добра и справедливости. Именно это мы сейчас и наблюдаем.

Ну а долгий путь никогда не бывает без трудностей, тяжелых болезней, сползаний на обочину и даже остановок, чтобы перевести дух. Наш путь бесконечен, но это не значит, что у него нет цели.

[reposted post] 25 цитат великолепной Софи Лорен

Оригинал взят у vsegda_tvoj в 25 цитат великолепной Софи Лорен
25 цитат великолепной Софи Лорен

Эта легендарная итальянская актриса давно считается эталоном женской красоты, а ее трудолюбивый характер и сила воли являются примером для многих. Даже несмотря на свой возраст, Софи продолжает сниматься в кино и писать книги.

Read more...Collapse )



Profile

e31
Елена

Latest Month

November 2016
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com